Полный архив рубрики: ‘Здоровье и психология’

Клятва иппократа

Конный спорт лечит от болезней и комплексов

Ветер, треплющий волосы, скрип седла — верховая езда всегда считалась занятием романтичным. А в последнее время стала еще и очень популярной. Более того — общение с лошадью очень благотворно влияет на психоэмоциональное и физическое состояние человека. Недаром иппотерапию назначают детям с серьезными проблемами: инвалидам, аутистам, малышам с синдромом Дауна…

Но и здоровому ребенку конный спорт, конечно, пойдет только на пользу. С чего же начинать? И каких ошибок следует избегать начинающему наезднику?

Корреспондент «МК» попробовал ответить на эти вопросы, побывав в столичных конных клубах.

…Плавный, почти летящий бег рысью — скакуны несут на спинах своих юных всадников. Сами конники тоже не плошают — движения их ритмичны, осанка идеальна. Красиво! Никакой гонки с препятствиями, тренировка больше напоминает бальные танцы «в паре» с конем.

— Это — выездка, здесь важно показать свое искусство управления лошадью, — говорит Вита Козлова, президент столичного конного клуба «Прадар». — В последние годы именно выездка становится все более популярной среди детей.

На манеже послышалось лошадиное ржание: что-то, видимо, животному не понравилось — лошади очень эмоциональны.

— Маленьким детям иногда трудно понять, что лошадь — это не собачка и не кошечка. Но она панибратства не терпит! — замечает Вита.

Резвее всех по манежу скачет эффектный вороной конь. Его хозяйка, гордо восседающая в седле, поглаживает четвероногого друга по холке. Аня Балашова в седле с 6 лет, сейчас ей 14. «Очень хочу стать профессионалом, участвовать в соревнованиях. Уже в первый год занятий я поняла, что лошади для меня — не просто хобби. Эта любовь надолго», — объясняет девочка.

Аня уверена: главная ошибка начинающего конника — это боязнь самой ошибки, поэтому не надо стесняться ошибаться, ведь любую неточность можно отработать. И еще — лишний раз показать лошади свою симпатию тоже полезно. Своего вороного Бонапарта Аня считает настоящим другом…

«Лошади у нас — как врачи»

Конным спортом может заниматься каждый ребенок. Даже тот, кому дорога в любой другой спорт закрыта навсегда. «Для многих детей занятия — стимул жизни», — говорит инструктор Московского конно-спортивного клуба Марина Асфандиярова. Для людей с ограниченными физическими возможностями в конном спорте есть две программы занятий — лечебная верховая езда и иппотерапия.

Ребенок сидит на лошади, которая идет по кругу медленным шагом. Инструктор-иппотерапевт — рядом: то берет за руку разволновавшееся дитя, то одобрительно ему улыбается. А под уздцы «мустанга» ведет конник. Во время иппотерапии наездник никогда не управляет лошадью сам.

— Иппотерапия — это некий тренажер. Ритмичные, повторяющиеся движения стимулируют у ребенка рост мышечной массы и улучшают координацию движений. Но это, наверное, не главное, — улыбается Марина. — Главное — это аура лошади.

На лошадях сидят дети с синдромом Дауна, шизофренией, много инвалидов-колясочников. Они не управляют лошадью, не скачут галопом. С помощью инструктора делают упражнения — кто-то ложится на спину, кто-то тянет руки к холке.

Лошадей для иппотерапии объезжают специально.

— Они у нас — как врачи. Очень бережно относятся к малышам. Правда, у каждой лошади свои предпочтения. Кто-то не может катать детей с психическими заболеваниями, зато замечательно контактирует с инвалидами-колясочниками, — рассказывает Марина, открывая дверь в святая святых — денники, где живут лошади.

Кобылка Булочка любопытна, как все женщины, и эмоциональна, как все рыжие, — лошадка принялась с усердием лизать мою руку.

— Приветлива, пластична, покладиста, но мужчин на дух не переносит, — Марина поглаживает Булочку по морде. — Феминистка она у нас!

А у вороного великана Султана характер чисто мужской. «Чужих не любит, видите, отворачивается», — инструктор хлопает по крупу красавца мерина.

Между тем начинаются занятия лечебной верховой ездой. Надели шлемы, взяли в руки поводья — здесь дети сами управляют лошадью. Задержка умственного развития, тяжелые увечья — даже с такими диагнозами ребята скачут по импровизированному полю.

— Уф-ф, — рядом садится запыхавшаяся девушка, — классное сегодня было занятие, я даже галопом погоняла!

У Светы Чибисовой — давнишняя травма руки.

— Уже не так болит, упражнения на лошадях мне помогли. Но вообще, если честно, я сюда за общением пришла, — говорит Светлана.

— И как, получилось общение?

— Раньше я вообще с людьми не умела сходиться, а сейчас у меня много друзей. Неуверенная какая-то была, а теперь знаю, что уж в седле-то точно держусь лучше всех!

Наташа Жаворонкова — тоже лихая наездница. «Сегодня со своим конем чуть не подралась, не в духе он был», — смеется она. Подбежала ко мне с улыбкой, сыплет шуточками — что у Наташи нет кисти левой руки, я заметила не сразу. Общение с лошадьми, уверяет Наталья, помогли ей понять, что к таким вещам надо относиться легче. На прощание она снова улыбается: «Вот посмотри на меня — я уверено сижу в седле и живу как полноценный, здоровый человек!»

http://1001.vdv.ru/arc/mk/issue332/

Выхода net?

Довести подростка до суицида может все что угодно: плохая оценка, ссора с родителями, случайный клик в Интернете.

“Это очень красиво. Медленно закрыть глаза и позволить всем обидам, несчастьям и врагам медленно утечь из твоей жизни. Вместе с самой жизнью” — слова в несколько долей секунды, со скоростью заученной догмы, появляются на экране компьютера. Так одному интернет–пользователю 16 лет от роду видится смерть. Смерть собственная. Таких одушевленных никнеймов десятки сотен. Что толкает их на мысль о суициде, а потом — и на поступок?

По количеству подростковых суицидов наша страна занимает “почетное” второе место. Сухими формулировками судмедэкспертов “выпил сто таблеток” или “прыгнул из окна с суицидальной целью” уже никого не удивишь. Ему бы жить и радоваться, да только вот… потерянный конспект лекций по матанализу или конфликт со школьным завучем с понятием “жизнь” у юных самоубийц никак не сочетаются.

…Даже неспециалист понимает: “двойка” в дневнике — всего лишь последняя капля, а не реальная причина, что толкнула ребенка на суицид. Последней частичкой в нарастающем коме может стать что угодно, а вот что служит реальной причиной суицида, понять зачастую нелегко. Ведь, пытаясь помочь подростку, мы обращаем внимание лишь на пресловутую последнюю каплю…

Школа самоубийц?

Неприятности в учебе — для юной психики это чуть ли не самый ощутимый удар. Именно “школьные страсти” зачастую и становятся той самой последней каплей. Здесь с годами ничего не изменилось — и в наши, и даже в советские времена школьники и студенты вешались и топились, пережив стресс в своей альма-матер.

…Раньше в исписанной аккуратным почерком тетради Сергея Колоскова (фамилия изменена), семиклассника из школы №2007, “двоек” никогда не было… А тут — сплошные “лебеди” по русскому. Тело школьника обнаружил консьерж подъезда. Сережа выпал из окна пятнадцатого этажа. Когда на место происшествия прибыла “скорая”, парень был уже мертв.

— Тихий такой мальчик, жил с мамой. Он не выделялся ничем! Может, на него переход в новую школу так повлиял? — предположила соседка по подъезду.

Трагедия случилась в конце сентября — в седьмом классе ученик проучился всего три недели. В свое последнее первое сентября Колосков  перешел в новую альма-матер — мама решила перевести ребенка в сильную физико-математическую школу №2007. Переход в новый класс для тринадцатилетнего ребенка, ясное дело, связан с новыми потрясениями. Но что конкретно могло буквально подтолкнуть мальчика к краю окна? На эту тему в школе говорить отказываются.

— Думаю, с вами вряд ли кто-нибудь будет это обсуждать, — отрезал голос в трубке.

Между тем, как удалось выяснить “МК”, хоть и до суицидов среди учеников дело раньше не доходило, случаи серьезных моральных и физических травм среди школьников бывали.

— В прошлом году наш сын во время перемены в школе “заработал” себе закрытую черепно-мозговую травму, перелом руки — так с ним порезвились ученики, — пишет Елена, мать одного из бывших учеников школы. — Учителя не оказали ребенку необходимой помощи. Мы много писали в окружное управление образования, даже в департамент отправили письмо. Однако адекватной оценки действий администрации школы мы так и не увидели.

По словам Елены, в школе, судя по всему, царит нездоровый климат — поэтому слух о самоубийстве семиклассника особого удивления не вызвал.

Трудные отношения с новыми однокашниками? Большие нагрузки в специализированной физико-математической альма-матер? А может, школа тут вообще ни при чем? Конкретную причину самоубийства установить так и не удалось.

Учеба, кстати, действительно, стала одним из самых популярных “внешних” поводов для самоубийств — стоит только вспомнить летний инцидент в Вологодской области.

…Губернаторская стипендия, слава идеальной ученицы на всю родную деревню Березняк, кукольная внешность — так жила 15-летняя уроженка Вологодской области Полина... 2 июня этого года, в день проведения экзамена по математике, Полина думала только об ошибке, которую допустила в задании. Девочку нашли повесившейся на летней кухне. Никакой прощальной записки. Единственное, что смогли рассказать оперативникам близкие ученицы, — Поля, дескать, переживала из-за ошибки, про которую вспомнила уже после сдачи работы.

— Прокуратура начала проверку данного инцидента — уже скоро было установлено, что оснований для возбуждения уголовного дела в данном случае нет. А вот причина, по которой школьница совершила суицид, официально не установлена, — поведали “МК” в прокуратуре Вологодской области.

Отцы + дети = суицид

Ссоры с близкими — еще один распространенный повод для самоубийств. Несколько неосторожных слов, ручьи слез, агония обиды — и подростка нет. Многие родители знают о том, что конфликт отцов и детей — распространенная причина подростковых суицидов. Но в намерения своего ребенка покончить жизнь самоубийством так до конца поверить не могут.

…Москва, Варшавское шоссе. Почему-то самоубийцы просто обожают этот район — за год в окрестностях Варшавки добровольно уходит из жизни до сотни человек. Правда, темой всех “лавочных” разговоров очередной суицид становится только тогда, когда погибает кто-то очень юный.

17-летнего Юрия все считали если не парнем-рубахой, то открытым и адекватным. А когда в середине июля этого года парень выбросился из окна 9-го этажа дома на Варшавке, все просто впали в шок: зачем, отчего? Среди друзей и родственников молодого человека моментально пронесся слух: Юра покончил с собой после ссоры с матерью.

Как это ни удивительно, но никто из специалистов, что постоянно сталкиваются с подростковыми суицидами, не берется точно говорить, почему подростки выбирают смерть. Это еще больше наводит на мысль о том, истинную причину отчаянного поступка всегда следует искать намного глубже внешних переживаний. Или во всем виноват “внешний фактор” — ссора с мамой?

Перейти по ссылке “смерть”…

Может ли Интернет стать фактором, подталкивающим подростка к суициду? Чуть ли не каждый пятый добровольный уход из жизни совершается под аурой, навеянной порталами самоубийц. Получается, Интернет — это самый современный помощник суицида. Быстр, ловок, обладает огромными сферами влияния на умы подростков. Мировая Сеть — как автономная от близких подростка зона. В списке причин подростковых самоубийств Интернет стал ценным прибавлением…

…Стоит только набрать в популярном поисковике слово “суицид”, как на странице высвечивается множество ссылок.

“Как быстро и безболезненно уйти из жизни? Давайте поделимся неудачным опытом суицида! А вот здесь отличное пособие для желающих покончить со всем этим раз и навсегда!” — таковы примерные лозунги этих порталов. Нельзя сказать, что сайты — пособия для самоубийц — вещь неконтролируемая. По мере их возникновения силовые структуры стараются убирать их из сетевого пространства. Однако электронная смерть все равно разрастается словно снежный ком. Корреспондент “МК” решил проверить, можно ли всерьез проникнуться темой суицида, получить массу “ценных” советов на эту тему, а также найти себе сотоварищей по смерти, посидев в Интернете всего один час.

“Настройтесь на торжественный лад. Составьте список покупок, которые вам надо сделать для осуществления задуманного, сходите в магазин. Возвращаясь из супермаркета, не надо останавливаться, чтобы последний раз вдохнуть свежего воздуха, послушать пение соловья — все это вас уже не касается… Итак, сверим список дел, которые у вас на момент ухода из жизни должны быть закончены...” — такое методично-зловещее пособие для самоубийц высвечивается чуть ли не на первых строчках в результатах поиска. Читаешь — пробирает дрожь. На какие действия может натолкнуть такой текст человека, у которого все не так гладко?

“Вот только на этом я пока и живу: представляю, как я, красивая, в строгом костюме — в гробу, а они вокруг, и им уже не так весело” —сей крик души был вылит на одном из порталов, название которого говорит само за себя: “Дом смерти”.
“Не могу больше жить. А уйти — духу не хватает. Может, попытаемся сделать это вместе? Как вам нравится крыша 17-этажного дома?” — так корреспондент “МК” попытался закорешиться с сетевыми самоубийцами.

…Минуты через две под моим постом появился ответ: “Не думаю, что ваша ситуация так сложна. Зачем сразу смерть. Можно ведь просто разобраться в себе и попробовать решить проблемы…” — пишет неизвестный советчик.

Поблагодарив разумного человека, я получаю два следующих ответа. Вторая откликнувшаяся душа ехидно меня подколола, а вот третий ответ… предлагал подождать. На этом свете у него, дескать, еще есть дела. “А так, можно будет поговорить”, — написал мне потенциальный суицидент.

23 минуты понабилось мне, чтобы выйти на этот сайт, найти подходящую тему и даже приобрести потенциального партнера по самоубийству! Эти 23 минуты могут стать для психически неокрепшего подростка дорогой к смерти.

Специалисты сошлись во мнении: к остальным факторам “юных самоубийств” приобщился Интернет.

Неудачники остаются жить

— Сама динамика самоубийств подростков со временем сильно не изменилась, — разъясняет старший научный сотрудник Федерального суицидального центра Алексей Паршин, — но беда в том, что факторов, подталкивающих ребят к суициду, становится все больше.

Не только Интернет, но и развитие молодежных субкультур прибавило подросткам поводов свести счеты с жизнью.

— По сути все современные катализаторы суицидов — Интернет, субкультуры — опасны прежде всего тем, что извращают понятие о самой смерти. Грамотно осознать, что такое смерть, — процесс ювелирный, и закладываться он должен вместе с воспитанием.

…В Федеральном суицидальном центре рано или поздно оказывается добрая половина тех людей, кто имеет отношение к суициду. Депрессия, навязчивые мысли и, конечно, попытки свести счеты с жизнью — вот из-за чего люди оказываются в знаменитом кризисном корпусе столичной 20-й клинической больницы. Курс лечения — и домой. Кто-то возвращается сюда после второй, третьей, пятой попытки покончить с собой. За год через руки врачей центра проходит около 700 пациентов. И здесь их вопреки советской системе не ставят на учет в психдиспансер. Собственно, центр даже не имеет статуса психиатрического лечебного учреждения. Просто сейчас самоубийца — это совсем не обязательно психически больной человек. Кстати, сами неудавшиеся суицидники называют себя “неудачниками смерти”.

Отделка и мебель теплых коричневых тонов, мягкий свет — обстановка в единственном в России суицидальном центре прямо-таки камерная. То и дело по коридору проходят люди в домашней одежде, с чашкой или пачкой сигарет в руках. Кто-то словно смотрит сквозь тебя, а у кого-то, напротив, очень живой, беспокойный взгляд. Все — очень худы, особенно самые юные пациенты.

— Надо понимать, что подростковый кризис очень часто основывается на том факте, что человек 12—16 лет — новорожденная личность. Он не ребенок и не взрослый. Ему хочется жить как взрослому, а что такое ответственность, он не осознает.

— И что все-таки толкает детей на суицид?

— То, что наши дети указывают в своих записках как причину своего “ухода”, — все это очень малоинформативно. Копать надо глубже — прежде всего разобраться в отношениях, в атмосфере, которая царит в семье.

“Двойки”, мелкие ссоры, неудачи на экзаменах, агония на интернет-форумах — все это, как утверждает психиатр, служит всего лишь последней каплей. А вот истинные причины юных самоубийств — тема, которая никогда не будет исчерпана.

— Так что же может предпринять близкий человек, чтобы предотвратить суицид ребенка?

— Первое и главное: проявить чуткое, слушающее внимание. Ни в коем случае нельзя целыми сутками, не отходя от ребенка, выспрашивать у подростка, что же его так тревожит. Вообще деликатный разговор лучше доверить специалисту.

— А что делать, если ребенок закрылся, услышав слово “психиатр”?

— Это общая беда нашей страны — у нас отсутствует культура потребления психотерапевтических услуг. Юноше или девушке надо спокойно объяснить, что никто не собирается ставить на него клеймо психа. Визит к доктору, как нужно объяснить ребенку, лучший способ сейчас разобраться в ситуации.

Алексей Паршин составил для “МК” некий алгоритм, как разговаривать с чадом, если вы заподозрили близящийся суицид:

• Ни в коем случае не критиковать поведение или поступки ребенка. Можно аккуратно и спокойно проконстатировать: “Ты стал очень закрытым. Не хочешь ни с кем разговаривать”.

• Попытаться (опять же очень спокойно) объяснить, что нет такой проблемы, которую нельзя решить. Вместе подумать, что же можно сделать в данной ситуации.

• Прислушиваться к каждому слову ребенка — попробовать заново осмыслить те или иные (даже дерзкие и наглые) фразы, что вы, возможно, уже слышали раньше.

• Сохранять спокойный тон, что бы ни случилось.

Первое и главное правило, предотвращающее подростковый суицид, — доверительные, искренние отношения в семье.
— Понимание — это лучшее лекарство от суицида, — уверен доктор.

* * *

…Перед крыльцом, на входе в корпус, где располагается кризисный центр, стоят двое. Сразу видно — посетители. Девушка и парень нервно курят, обсуждая свою подругу. Видимо — пациентку центра.

— Просто устала она! — в сердцах кричит подруга “неудачницы смерти”…

http://www.mk.ru/daily/15619.html#comments

Дай лапу на здоровье мне!


В Москве взрослых и детей, страдающих серьезными заболеваниями, реабилитируют животные

Врач разведет руками, а медсестра напишет в медицинской карте диагноз, который звучит как приговор, — синдром Дауна, ДЦП, аутизм… В голове родителя сразу, словно молнии, простреливает мысль: что делать? У кого просить помощи?

Увы, лекарства, гарантирующего стопроцентный результат, не существует. Но помочь адаптировать больного ребенка к жизни может анималотерапия (реабилитация благодаря животным). Каким образом кони, кошки и дельфины помогают маленьким пациентам — выяснял корреспондент «РД».

Положительное воздействие животных на здоровье человека отмечали еще в древности. Так, например, в Древней Греции лечили болезни сосудов общением с кошками (считалось, что урчание кошки излучает полезную вибрацию, которая хорошо влияет на сосуды головного мозга). В пятом веке до н. э. Гиппократ отметил, что контакт с лошадьми — прекрасное средство восстановления  душевных и физических сил. В Европе анималотерапию как нетрадиционный метод реабилитации признали в семнадцатом веке — первопроходцем здесь стала Англия (в 1792 году в английском городе Йорк терапию с животными начали использовать в работе с душевнобольными). В России «реабилитация  животными» появилась сравнительно недавно: например, иппотерапию (реабилитация с помощью лошадей) в советские времена первыми попробовали в Грузии.

— Иногда для больного человека, особенно ребенка, наиболее важны не непосредственно терапия с ее упражнениями, а психологический момент, возникающий в процессе общения с животными. Ведь животному все равно: как ты выглядишь и какие у тебя дефекты. Взамен на добро собака, кошка или лошадь в любом случае будут платить добром. Именно этой честности и доверия не хватает людям в нашем мире, — говорит психолог детского реабилитационного центра «Наш солнечный мир» Инна Карпенкова.

По сути, немой разговор с любимым домашним зверем уже можно назвать анималотерапией: взаимодействие с доверительно настроенным питомцем помогает избавиться от стресса, унять пульсирующую боль в висках.

Такую «обыденную» анималотерапию называют ненаправленной. Направленной анималотерапией занимаются в специальных местах, куда люди приходят, чтобы обратиться к помощи животных — как маленьких братьев наших меньших, так и очень серьезных зверей.

Целебная холка

— Ну-ка, теперь давай ляжем на спинку! — инструктор по иппотерапии Вера Еланская помогает ребенку медленно лечь спиной на круп лошади.

Арине всего пять лет — это одно из первых ее занятий иппотерапией. У девочки серьезная форма психоэмоционального нарушения. На лошади Арина держится уверенно — иногда даже поглаживает своего серого Сивку-Бурку по холке. Упражнения, которые 5-летняя девочка выполняет, сидя на лошади, несложны — лечь на круп, а потом наклониться к шее лошади и обнять ее. Но больше всего Аришке нравится «летать» на своем коне — малышка с улыбкой раскидывает руки в стороны, гордо восседая в седле.

— Больные дети воспринимают лошадь как нечто большое, к чему можно прислониться и кому можно довериться, — комментирует инструктор Вера Еланская, — эмоциональное воздействие лошади на ребенка действительно играет большую роль в реабилитации.

Групповые занятия иппотерапией должны проходить в соответствующей обстановке — сегодня лошади катают своих юных седоков по Люблинскому парку. Лошади идут спокойным, размеренным шагом, а иногда пускаются в рысь. Инструктор спрашивает Арину, хочет ли она выполнить то или иное упражнение. Наездница или довольно кивает, или капризно качает головой.

— Конечно, вылечить серьезное психическое расстройство иппотерапией нельзя, — объясняет Вера, — но бывает и так, что состояние ребенка настолько стабилизируется, что он ходит в обычную школу и живет вполне нормальной жизнью.

Иппотерапию рекомендуют детям с синдромом Дауна, с детским церебральным параличом (ДЦП), аутизмом, генетическими заболеваниями и многими другими недугами...

Для каждого маленького пациента терапевт разрабатывает свой курс упражнений на лошади: детям с нарушенной координацией движений нужно больше двигаться, малышам с нарушенной психикой — больше общаться.

— Кроме непосредственно реабилитационной процедуры, дети получают еще и мощный эмоциональный положительный заряд, развивая навык общения. Ребенок сотрудничает с лошадью, учится строить с ней отношения и взамен получает тоже доброе, дружеское отношение животного, — считает инструктор по иппотерапии.

— У каждого животного есть свои уникальные особенности, которые используются в анималотерапии, — комментирует Инна Карпенкова. — У лошади есть три главных достоинства — ее шаг, ее размер и температура тела. По своему ритму шаг лошади напоминает ходьбу здорового человека, кем и ощущает себя в момент занятия ребенок. Температура тела у лошади выше, чем у людей, — что полезно для людей при всех заболеваниях. А внушительный размер животного поможет больному ребенку увидеть в хвостатом товарище своего защитника. И кстати, у лошади есть еще одна уникальная особенность — это готовность общаться с людьми.

В иппотерапии есть дополнительное специальное упражнение для детей, страдающих ДЦП, — просто… дружеское похлопывание лошади (если ребенок с неловкими движениями погладит, например, хомячка, то своими резкими движениями он только повредит животное и сам испытает шок).

— Самой лошади такие хлопки только приятны, отчего ребенок чувствует себя только увереннее, — считает Инна Карпенкова.

Важной особенностью иппотерапии является возможность управлять лошадью — самооценка ребенка значительно повышается, он чувствует, что именно его слушается большое животное. Ощущения, которое, согласитесь, дети, находящиеся под постоянной опекой взрослых, испытывают редко.

Доктор Флиппер

Вечно улыбающийся дельфин у многих ассоциируется с мечтой. Мечтой, к которой можно прикоснуться, он становится и для больных детей. Реабилитация дельфинами, как и иппотерапия, рекомендуется при различных тяжелых заболеваниях. Дельфинотерапия — это и мощнейший антидепрессант, который может помочь снять стресс. Тем более что сами волны, пусть не морские, а в бассейне, уже успокаивают — положительное влияние воды на эмоциональное состояние человека известно всем.

Яков улыбается счастливой улыбкой — большая редкость. Маленькими ручонками паренек хватается сразу за двух дельфинов. Это, кстати, самый распространенный вид упражнения — ребенок двумя руками держится за плавники дельфинов, образуя своеобразный водный буксир.

— Само общение с дельфинами, безусловно, оказывает целительный эффект, — комментирует Инна Карпенкова.

По словам Карпенковой, главная целительная особенность дельфинов состоит в ультразвуковом излучении, которое идет от этих морских прыгунов. Ультразвуком дельфин как бы настраивается на волну ребенка, с которым входит в контакт.

За самой эффективной дельфинотерапией лучше ехать на море, в места обитания самих хвостатых докторов.

Дело в том, что там флипперы содержатся в открытой акватории,  где ничто не мешает им излучать свой ультразвук в полной мере. В бассейне эффективность ультразвука несколько снижается, встречая преграду в виде бортиков бассейна.

— Дельфины — самые любимые мои животные, — говорит двенадцатилетний Яков.

— Я хочу, чтобы дельфин стал символом Олимпиады в Сочи, — делится мальчик своими мечтами.

Мурка Гиппократа

Еще один, не менее популярный вид анималотерапии — фелинотерапия, то есть целительное общение с кошками. Достоинство фелинотерапии в том, что к ней можно приспособить любую положительно настроенную кошку, в том числе и свою домашнюю мурку.

— Фелинотерапия станет хорошей диагностикой, — говорит Инна Карпенкова, — есть даже такая примета, что кошки всегда ложатся на больное место. Особенность кошачьих докторов — их урчание, которое на деле превращается в вибрацию, полезную организму. Возможно даже, что кошки обладают еще какими-то магическими свойствами.

Терапевтическое воздействие мурзиков будет полезно для больных с нервными расстройствами, а особенно — для детей, страдающих недугами сердца, и, как это ни странно, костной системы. Дело в том, что любимое нами мурлыканье кошки издает звуковые колебания, частота которых значительно уплотняет кости.

Никаких особенных упражнений в фелинотерапии не предусмотрено — достаточно просто повозиться со своей кошкой. А главное, это можно сделать дома.

Некоторые умельцы приспособляют своих пушистых любимцев для облегчения головной боли — для этого достаточно просто уткнуться в шерсть мурки головой, закрыть глаза и полежать в таком положении около минуты. Правда, это упражнение рекомендовано больше взрослым.

Собака — друг человека и помощник врача

Канистерапией называют лечение с помощью собак. К главной цели этого вида анималотерапии — активности — детей подвигают сами собаки. Для канистерапии был выведен специальный вид собак — золотистые ретриверы.

— Эти собаки замечательны тем, что они чрезвычайно добрые. Поэтому они так легко входят в контакт с детьми, — рассказывает Инна Карпенкова.

В канистерапии есть один немаловажный аспект — собака может стать настоящим другом. В частности, московские канистерапевты заметили, что золотистые ретриверы умеют феноменально передавать энергию своей радости. Когда ребенок, например, расчесывает шерсть собаки, хвостатому зверю это приятно, и ребенок очень явственно это чувствует. Канистерапию очень часто рекомендуют детям с ДЦП — во многом из-за чувствительности этих собак. Есть одно упражнение, которое незаменимо для ребят с сильно нарушенной моторикой. Собака берет в пасть предмет и передает его больному ребенку. При этом Шарик чувствует, когда предмет надо отдать сразу, а когда его надо удержать. Малыш прикладывает силы, чтобы вынуть предмет из пасти друга, развивая таким образом свою моторику и силу.

— В комплекс канистерапии, проводимой московскими специалистами, входит обучение ребенка отдавать собакам команды. Собака их выполняет, за старания ребенок угощает животное лакомством. Ребенок учится управлять поведением животного в доброжелательной форме, постепенно понимая, как ему управлять собой.

В канистерапии ребенку иногда будет достаточно просто поводить собаку на поводке или поездить в санках, которые тащит песик. А еще собака может улучшить кровообращение — золотистый ретривер просто вылизывает лицо малыша, делая ему таким образом уникальный массаж.

* * *

По словам специалистов, бывает полезно начать заниматься анималотерапией как можно раньше. Нередко случается так, что ребенок даже сможет потом ходить в совершенно обычную школу. Есть еще один немаловажный аспект — животное становится для детей, страдающих, например, аутизмом, уникальным мостиком в мир людей. А некоторые больные, повзрослев, находят свое призвание в работе с животными.

 

* * *

— Так полностью реабилитировать анималотерапией все-таки можно? — спрашиваем мы у психолога.

— Заболевание останется, а вот значительно улучшить свое состояние с помощью животных вполне возможно, — комментирует Инна Карпенкова, — мы не всегда сразу распознаем все внутренние ресурсы ребенка, которые могут помочь стабилизации его состояния. Бывает, позанимаешься, приложишь усилия, и болезнь вроде бы отошла на задний план.

Опубликовано в «МК» 15 октября 2007 года

http://www.mk.ru/roddom/75471.html

Облако меток
Категории статей