Полный архив рубрики: ‘История’

Юсуповский дворец — дом блеска и бунта

Авторские права на данный текст принадлежат компании Grossmedia.

Почти три столетия Петербург был главным городом огромной и могущественной Российской Империи. В масштабах истории период питерского царствования был относительно недолгим. Однако сколько событий, сколько переворотов и резких изменений политики, сколько величественных процессий и кровавых убийств увидел город на Неве в бытность свою столицей! Открыть путешественнику новые строки российской истории может каждая достопримечательность Северной Пальмиры. Однако не все занимательные места Питера входят в традиционные экскурсионные маршруты. А зря: например, Юсуповский дворец на Мойке может рассказать о событиях давно минувших дней столько, что дух захватывает даже у бывалых путешественников.

От Петра до Юсупова

Юсуповский дворец – здание в стиле классицизма благородного янтарно-желтого цвета. Таким мы знаем этот памятник истории сейчас – торжественный и аристократично сдержанный в элементах декора, он возвышается на набережной реки Мойки. В начале семнадцатого столетия, когда строительство этого дворянского гнезда только закончилось, здание выглядело совсем по-другому:  привычный нам вид дворец приобрел только в середине девятнадцатого века.
В начале семнадцатого столетия резиденция открыла свои двери племяннице Петра I Прасковье Иоанновне. Августейшая особа прожила в своей усадьбе недолго: в 1726 году Прасковья Иоанновна подарила дворец Семеновскому полку. Элитное военное подразделение располагалось здесь чуть больше двадцати лет. В 1742 году территория будущего дома Юсуповых перешла  во владение князя Петра Шувалова. Однако именитый хозяин не жил в этом здании:  в поместье квартировала его прислуга и хозяйственные службы, а сам же Шувалов выстроил себе особняк неподалеку, на месте современного дома №96 по Мойке. По его смерти владения на набережной перешли к его сыну – Андрею Петровичу. Он-то и достроил будущее имение Юсуповых, добавив  в архитектуру дворца элементы стиля барокко. Здание украсило множество новых предметов декора. Да наших дней, к примеру, сохранилась триумфальная арка – один из центральных въездов на территорию имения со стороны современной Декабристской улицы. Молодой князь уехал за границу, так и не успев как следует обжиться в своем величественном владении. В конце восемнадцатого столетия потомки Андрея Шувалова продали дворец в государственную казну.

Через несколько лет богатый элементами декора архитектурный ансамбль и его не менее роскошное внутренне убранство получили нового хозяина. Вернее, хозяйку – Императрица Екатерина II пожаловала имение своей излюбленной фрейлине – графине Александре Браницкой. Без малого сорок лет Браницкая  жила в огромном особняке. Новую и самую захватывающую часть истории Юсуповского дворца открывает 1830 год: именно тогда племянник Браницкой, Борис Юсупов покупает дворец у своей тетушки. Заплатив за имение 250 тысяч рублей, Юсуповы принимаются за обустройство своего нового дворянского гнезда.

Родовое имение судеб

Здание на набережной реки Мойки, конечно, было не единственным владением именитых Юсуповых. Однако именно это место дворянская семья выбрала для своего проживания: резиденцию снова начали перестраивать. Боковые части строения выросли в этажах, внутри дворца раскинулся огромный банкетный зал, на территории появились изящные фонтаны и оранжереи. Имение зацвело в прямом и переносном смысле этого слова. Роскошный сад раскинулся сразу за воротами поместья, а внутри дворца друзей Юсуповых встречал утонченный интерьер, над которым потрудились знаменитые итальянские архитекторы: Медичи, Торричелли, Скотти. В восточном крыле здания появился театр – позже сцена Юсуповского дворца станет одной из самых знаменитых театральных площадок Петербурга. В огромных залах и покоях построили колонны:  в честь этого предмета декора Юсуповы даже пожелали построить отдельный зал – Белоколонный. Борис Григорьевич Юсупов с женой Зинаидой Ивановной и детьми окончательно поселились на Мойке. Их имение стало одной из самых блистательных дворянских резиденций Петербурга: гостей восхищал и театр, который до сих пор негласно называют «Малой Мариинкой» по аналогии со знаменитым Мариинским театром. Известно,  что современники же сравнивали Юсуповский театр с изящной коробочкой от французских конфет.  Длинная анфилада комнат превратилась в картинную галерею Юсуповых. Интерьер дворца поражал современников своей тонкой роскошью, а с некоторыми частями внутреннего убранства даже связаны свои легенды. Например, мраморная лестница дворца: говорят, что в 1859 году сын Бориса Юсупова Николай привез ее из Италии. Юсупов-младший, гостивший на вилле у одного итальянского дворянина, восхитился красотой мраморной лестницы и предложил хозяину купить эту ценную часть интерьера. В ответ на это предложение хозяин виллы расхохотался и заявил, что продаст мраморную лестницу только в случае, если Юсупов купит все имение. Что русский дворянин Николай Борисович незамедлительно и сделал! След приобретенной Юсуповым итальянской виллы со временем потерялся, а лестницу в целости и сохранности привезли на набережную Мойки во второй половине девятнадцатого столетия. Эта история, однако, случилась позже: в первой половине девятнадцатого столетия главным в доме Юсуповых были Борис Григорьевич и Зинаида Ивановна. Позже Зинаида и Борис Юсуповы переехали на Литейный проспект, оставив резиденцию на Мойке своему сыну, об итальянских приключениях которого мы уже писали выше. Николай Юсупов стал самым известным представителем  этого княжеского рода. Судьба его была неразрывно связана с Юсуповским дворцом. Впрочем, каждый из фамилии Юсуповых оставил свой след – и не только в истории здания на Мойке, но и в ходе всей Российской Империи. Причем, эти «следы Юсуповых» всегда так или иначе были связаны с их имением на набережной…

Кто они, Юсуповы?

История рода Юсуповых, как повествуют архивные документы, берет свое начало от знатного сановника Абубекир бен Райок. Ранее считалось, что этот светский и религиозный деятель приходился  тестем пророку Мухаммеду. Однако Николай Юсупов в написанной им истории своего рода эту версию опроверг. Известно, что более поздние предки Юсуповых были султанами в Египете, Дамаске и других землях Ближнего Востока. Спустя много лет  этот род прочно обосновался на землях между Волгой и Доном, а предок будущих Юсуповых Едигей основал Ногайскую Орду. Своего расцвета Орда достигла при князе Юсуфе – от него Юсуповы и взяли свою фамилию. Долгое время Юсуф находился в очень мирных отношениях с русским царем Иваном  Грозным. Однако в середине шестнадцатого века между ними, как известно, произошел раздор – Грозный захотел присоединить к своим землям Казанское ханство. Некоторые историки считают, что в ссора между двумя правителями во многом была обусловлена червонными интересами Грозного – в Казанском ханстве жила дочь Юсуфа, царица Сюмбике. Грозный пленил Казань. По легенде Сюмбике  не пожелала ехать в Москву вместе с русским царем и сбросилась с самой высокой башни казанского Кремля... Однако факты говорят о другом: юная казанская царица благополучно доехала до Москвы вместе с Грозным, где и осталась до самой смерти. Плененная Сюмбике жила в большом почете в царских палатах московского Кремля. Князь Юсуп вскоре после взятия Казани был убит – причем не московскими войсками, а родным братом Измаилом – мурзой, позже пожелавшим жить с Грозным в мире. Измаил-мурза и отослал двух своих племянников Иль-мурзу и Ибрагим-мурзу в Москву, на поклон к Ивану IV. С этих юношей и началась русская история Юсуповых. Последующие потомки Юсуфа, жившие уже при царском дворе, прославились доблестными военными походами против Речи Посполитой и Османской Империи. Так, правнук Юсуфа, Дмитрий Юсупов в 1681 году принял православие, был награжден землями. Его сын Григорий был активным сподвижником Петра I. Сын Григория, Борис Юсупов, был отправлен учиться во Францию. Вернувшись, он продолжил  верно служить императорской семье. Он и стал первым Юсуповым, поселившемся на набережной реки Мойки. Подробнее остановимся на его сыне, Николае Юсупове: Николай Борисович прочно утвердил высокий статус фамилии – он руководил коронацией нескольких императоров, за своею службу был награжден редчайшим знаком отличия – бриллиантовыми эполетами. Именно на жизнь Николая Юсупова и приходится период расцвета семейного дворца.

Стихи Пушкина и полотна Наполеона

Дом Юсуповых становится чуть ли не самым главным местом скопления аристократичного Петербурга. Жена Николая Борисовича, Татьяна Васильевна, была прекрасно образованной женщиной, обладающей  тонким вкусом. Во второй половине девятнадцатого века Николай и Татьяна Юсуповы решили несколько перестроить дворец, уже в прошлом видоизмененный отцом Николая. Появились новые комнаты, залы и анфилады. Во многом блистательный интерьер был делом  вкуса Татьяны Юсуповой. Многие из сокровищ юсуповского имения Николай привез из своих путешествий по Европе. Например, гостиную Юсуповых украшали три гобелена, подаренные Николаю Наполеоном Бонапартом. Позже в тайниках дворца были обнаружены и письма французского полководца к Юсупову. Дворец на Мойке стал  и одним из главных литературных салонов Северной Пальмиры. На литературные вечера к Татьяне  Юсуповой захаживали Державин, Крылов, Жуковский, Пушкин…

У Николая и его супруги было двое дочерей – Зинаида и Татьяна. Татьяна умерла, не дожив и до 25 лет. Зинаида же продолжила знатный род. Девушка стала одной из самых завидных невест Петербурга – и не только по причине огромного состояния семьи Юсуповых. Зинаида своей яркой внешностью и добрым нравом походила на тезку – бабушку. Выбор одной из самых заметных красавиц Петербурга пал на графа Феликса Сумарокова-Эльстон. Зинаида оставалась последней продолжательницей рода Юсуповых. Так молодожены и их дети по высочайшему разрешению Императора стали именоваться князьями Юсуповыми, графами Сумароковыми – Эльстон. Сына молодой четы в честь графа назвали Феликсом. Особенным энтузиазмом по части карьеры, как это было характерно для Юсуповых, Феликс не отличался. Его поведение подчас шокировало тех, кто знал этот как одну из самых аристократичных фамилий. Иными словами Феликса критиковал весь светский Петербург. Позже именно Феликс Юсупов стал зачинщиком самого таинственного и кровавого события, произошедшего в дворянском гнезде Юсуповых на Мойке. А пока же Феликс женился на княжне Ирине Александровне – правнучке царя Николая I. Таким образом Юсуповы породнились с Императорской фамилией.

Состояние Юсуповых было на тот момент огромным – и исчислялось оно не только деньгами, но и ценнейшей коллекцией произведений искусства: скульптурой, живописью, литературой. Во время революции во дворце были обнаружены даже подлинные рукописи Пушкина и Шиллера. Наследником всех этих богатств на тот был молодой князь Феликс Юсупов.

Конец Распутина

И после женитьбы на племяннице Императора Феликс долго не мог избавиться от славы светского повесы, прожигателя жизни. Поэтому того, что сделал Юсупов, будучи 29-летним мужчиной, от него не мог ожидать никто.

В тот время при дворе огромное влияние имел легендарный «старец» Григорий Распутин. Одиозный сибирский «провидец и целитель», своеобразный волхв при Императоре, Распутин вызывал в светских кругах Петербурга только два чувства – или беспрекословное почитание, или полное отвращение. Императорская чета благоволила загадочному «русскому мужику». Было достаточно одного слова «Гришки Распутина», чтобы решить судьбу того или иного представителя древнего дворянского рода. Такое всепоглощающее влияние невесть откуда взявшегося «мудреца», естественно, не могло понравиться некоторым представителям аристократии. По сути, весь светский Петербург скрыто или явно ненавидел Распутина.

Феликс Юсупов был самым яростным противником этого придворного целителя, советника, талантливого гипнотезера  и великого мистификатора. Именно Феликс Юсупов и выносил план уничтожения «отвратительного мужика». Чтобы  лучше узнать своего противника, Юсупов поначалу не стал выказывать открытой к нему неприязни. Феликс поступил очень хитро – войдя  в доверие к Распутину, он стал желанным гостем в его доме, убедительно изобразил «преданного друга», сумел обмануть сильнейшего психолога... Для осуществления плана Юсупов заручился поддержкой  двоюродного брата Императора Дмитрия и политика Пуришкевича. Заговорщики выстроили план устранения Распутина: Феликс пригласил «придворного старца»  в гости, в Юсуповский дворец. Предлогом для визита послужило знакомство с женой Юсупова, Ириной, которая в тот момент отдыхала в Крыму. Распутин не знал о местнахождении одной из самых красивых дам Петербурга и не смог устоять перед перспективой узнать ее поближе. Как известно, загадочный выходец из народа не зря носил фамилию «Распутин».

…Юсуповский дворец, подвальная комната, ночь на 17 декабря 1916 года. Сообщники Феликса – великий князь Дмитрий и Пуришкевич находятся наверху. А Юсупов угощает Распутина отравленными пирожными и вином. Распутин съедает яд: однако ничего не происходит. В отчаянии Юсупов улучил минуту, чтобы подняться к своим заговорщикам. Возвратившись, Феликс стреляет в легендарного «старца».  Сквозная пуля не сразу умертвила загадочного человека – окровавленный Распутин, как опишет позже Юсупов в своих мемуарах, еще долгое время преследует своих убийц. Изрешеченный пулями, Распутин — таки падает замертво. Трое заговорщиков вывезли его тело из Юсуповского дворца и утопили в Неве. Через три дня труп одного из самых одиозных исторических персонажей был обнаружен. Заговорщики, в числе которых, напомним, был представитель царской семьи,  не особенно скрывают свою причастность к убийству. Петроград чествовал решительную тройку как героев – аристократия была счастлива смерти Распутина. Что не помешало Николаю II отправить всех участников преступления в ссылку. Молодая семья Юсуповых уехала  в свое имение в Курской губернии. Но уже в 1917 году о Распутине и думать забыли: гремела революция. Вся фамилия Юсуповых уехала в Крым, оставив  свой легендарный дворец большевикам.

Юсуповы в эмиграции

В 1919 году новая власть полностью обыскала родовое гнездо Юсуповых на Мойке. Произведения искусства, древние музыкальные инструменты, фамильные реликвии, рукописи Пушкина, Шиллера и Наполеона – все было изъято из дворца. Не говоря уже о том, что золото и серебро из Юсуповского имения вывозили сундуками. Однако многочисленные предания гласят, что некоторая часть сокровищ еще хранится в мудреных тайниках резиденции знатного рода. В 1919 году покинутый и обедневший дворец остался ждать своей новой революционной участи. А Юсуповым, тем временем, пришлось бежать с Крыма, куда надвигалась Красная Армия. Обе семьи – Феликс – старший с Зинаидой и Феликс-младший с Ириной и детьми(крещеными, кстати, самой Императорской четой) бежали за границу.

Бесконечная европейская эмиграция – Юсуповы, владеющие огромным состоянием, жили на чужбине в прекрасных условиях. Однако в мемуарах Феликса — младшего просматривается тоска по России, по дореволюционной временам. На Родину никто из Юсуповых так и не вернулся, и это понятно: можно представить себе, какая участь ждала бы одну из самых буржуазных фамилий в родном Питере. Юсуповы — старшие, Феликс и Зинаида, умерли в Риме. Феликс — младший, Ирина и их дети сначала жили в Лондоне, потом перебрались в Париж. Переехав во Францию, представители княжеской семьи выкупили некогда принадлежавшей их роду дом в Булонь-сюр-Сен.

А что до Юсуповского поместья в Петербурге, то знаменитое здание так и осталось дворцом – только в Советской России оно называлось Дворцом культуры работников просвещения.

За границей Юсуповы активно оказывали помощь российским эмигрантам, в том числе и материальную. Дочь Феликса и Ирины вышла замуж за графа Шереметьева – семья переехала в Рим. В 1942 –ом году у них родилась дочь Ксения.  Она, потомок знатного рода,  посетила Юсуповский дворец в Питере уже после перестройки, в 1991 году. А в 2000-ом ей указом Президента было пожаловано российское гражданство. Однако ни Ксения, ни ее дочь Татьяна, ни кто-либо из родственников Юсуповых так и не вернулся в Россию. Эмигрировавшие семьи Феликса — старшего и Феликса – младшего были похоронены на русском кладбище в Париже.

Тем временем, с развалом СССР зданию на Мойке, 94 было присвоено прежнее имя. Магическим образом Юсуповский дворец  не пострадал ни во время революции, ни  в блокаду Ленинграда. Многие ценности вернулись в имение, ставшее музеем.

Сейчас посетители Юсуповского дворца могут до мельчайших деталей представить себе жизнь одной из самых родовитых семей Российской Империи. Интерьер, такой, каким он был при хозяевах, сохранился даже в спальнях и многочисленных покоях. Практически сто лет прошло с тех пор, как Юсуповы покинули свой дом. Однако дворец, величаво возвышающийся на набережной, до сих пор хранит отпечаток жизни светского, аристократичного Петербурга. Побродив по длинным анфиладам комнат и полюбовавшись на роскошные интерьеры дворца, можно легко представить себе литературный вечер, где Александр Пушкин живо обсуждает напечатанное в «Отечественных записках»... Заглянув в просторную залу дворца, можно закрыть глаза и явственно увидеть бал, где молодой Феликс Юсупов отплясывает мазурку  с очередной красавицей, а представители императорской семьи держатся чинно и благородно – как это и полагалось правителям Империи и главным лицам старого Петербурга.


Последняя тайна Булгакова

Крик ворон, лаконичность надгробий и зловеще-избитые истории – вот какой образ обычно представляют кладбища в дёшёвых бульварных романах. Однако в реальной жизни вся эта примитивная романтика отступает. Для большинства из нас в кладбищенском воздухе висит только лишь скорбь, тоска и ноющая об утрате близких боль в сердце. Не стало исключением и знаменитое Новодевичье кладбище, хотя фактически оно служит музеем.

Честно говоря, толпы , гуляющие между могилами несколько разрушает должную, а именно чуть сдержанную атмосферу последнего пристанища. Кажется, люди пришли не почтить память, а посмотреть на тусовку мёртвого бомонда. Однако эти самые горожане и туристы, которые должны были уже давно спугнуть любой ветерок таинственности, часто оставляют без внимания одну весьма загадочную историю. А уж какая эта история, мистическая или политическая, каждый решает сам.

В одном из самых тихих закутков Новодевичьего кладбища возвышаются два надгробия, стоящие друг напротив друга. Вернее, в небеса смотрит только одно, другое настолько мало, что на нём еле-еле уместилось табличка с именем усопшего. А вот имя, которое написано на чёрном камне, действительно возвышается.

Михаил Афанасьевич Булгаков, автор не только загадочных и лиричных, но и просто пронзающих саму душу произведений, имеет, наверное, самый скромный памятник на Новодевичьем кладбище. А вот его «сосед» напротив – Николай Васильевич Гоголь — обладатель величавого и статного монумента, где его знаменитый нос выделяется весьма явственно.

Однако дело совсем не в памятниках, а в их истории. И Гоголя и Булгакова называют самыми знаменитыми русскими мистиками, хотя, конечно, ограничивать их достижения лишь аномалиями нельзя. Но не только общий жанр навеки связал двух классиков.

Булгаков умер в 1940 году. В своём завещании он указал, чтобы на его могиле был поставлен камень. Но где же было Елене Сергеевне, вдове, взять денег на камень?
Булгаков никогда не был любимчиком советского правительства, в отличие от «ручных» писателей партии. Так что Михаил Афанасьевич и его семья всю жизнь прожили в некой опале, порой существовали на грани нищеты.

Прошло семнадцать лет. Уже совсем пожилая Булгакова всё не оставляла надежду исполнить волю мужа. А в 1957 году на Новодевичье кладбище перевезли тело Гоголя. На его могилу поставили новый роскошный памятник, а старый, из чёрного базальта, просто разломали и выкинули. А через некоторое время его обнаружила Елена Сергеевна, блуждавшая по кладбищенской свалке в поисках именно камня.

Увидев кусок чёрного блестящего базальта, напоминающий силуэт знаменитого кота Бегемота, вдова писателя попросила установить на могиле Булгакова этот сверкающий обломок. Вот так и получилось, что нынешний памятник Булгакову – это прежний памятник Гоголю. Парадоксально, что оба мистика покоятся друг напротив друга. Остаётся только добавить, что Гоголь был любимым писателем Булгакова. От него Михаил Афанасьевич и принял свой последний подарок.

http://szn.vip.su/?set=newspaper&mc=104

“Красавчег” против ВЛКСМ

Как изменилось наше правописание с царских времен?

Лаконично угловатые буквы вместо славянского церковного шрифта — 90 лет назад декрет о введении новой орфографии поставил жирную точку на языке Российской империи. Новый свод правил породил практически новое наречие — современным русским языком оно называется уже без малого сотню лет. Избавившись от “еров-ерей” и буквы ижицы, русский язык притворился незыблемым организмом — словно с годами в нем ничего не меняется. Так ли это на самом деле? “МК” проследил за приключениями родной письменности после принятия легендарного декрета.

Ять товарищу не перенять

Многие ученые–филологи глубоко убеждены: не революция, а толерантность съела царскую орфографию. Якобы дети Интернационала, обучающиеся грамоте, тяжко усваивали “старый письменный”. Действительно, дискуссии вокруг орфографической реформы велись еще в 1900 году. Однако реально перекроить язык осмелились только после революции — 10 октября 1918 года был подписан декрет “о введении новой орфографии”. На реформированные правила русской письменности, разработанные Народным комиссариатом просвещения, в срочном порядке должны были перейти все печатные издания и педагогическая литература. В типографиях изымали “антибольшевистские” литеры, учителя-русисты спешно переучивались.

— Декрет 1918 года — это перелом, вызванный прежде всего общественно-политической ситуацией — революцией, — уверена кандидат филологических наук, доцент кафедры русского языка и общего языкознания МГПУ Мария Захарова, — произошел раскол церкви и государства, поэтому религиозная графика Российской империи для нового государства была неприемлема…

Из письменности исчезло несколько церковнославянских букв: “ять” заменили на “е”, “фита” перевоплотилась в современную “Ф”, “йота” стала буквой “и”. Графический облик языка полностью изменился. Кстати, одним вычеркиванием старославянских букв дело не ограничилось: реформа настигла и русскую грамматику. Например, большая путаница поначалу возникала с написанием приставок на “з” — по новым правилам перед глухими согласными корня должна была ставиться “с”, однако от вечной звонкой “з” грамотная часть населения еще долго не могла отучиться. Но все приходит с опытом — так, царский “разсвет” превратился в советский и привычный нам “рассвет”.

— Следует признать, что такая резкая орфографическая реформа скорее не упростила обучение письменности, а, наоборот, ударила по интеллигенции — ведь проблем с освоением “старой” орфографии у образованной прослойки не было, — считает Мария Захарова.

Век аббревиатур

В 30—40–е годы о старославянских символах в алфавите уже никто не вспоминал. Забот в языке и без того было полно — ведь постреволюционный декрет практически не внес в правила письма никакой системы. Конкретных указаний, как правильно писать, в лингвистических виршах тогдашнего временного правительства было мало. Поэтому новый свод правил орфографии 1956 года фактически стал сборником поправок к советской письменности.

— Реформы как таковой не было, просто свод “новой” орфографии элементарно стал более понятным, — рассказывает русист Мария Захарова.

Многие лингвисты называют советское время эпохой аббревиатур. ВЛКСМ, горком, ДОСААФ — кажется, что сокращения встречались в языке через каждое слово. Удивительно, что аббревиатуры в этот период были как никогда адаптированы не только к письменному, но и к устному наречию. Такова уж была главная лингвистическая тенденция советской эпохи — максимальное упрощение письма и речи советского человека…

— В этот период литературный язык имеет влияние абсолютно на все слои общества, а не только на высшие, как это было раньше, — уверена Мария Валентиновна. — И меняется он тоже в соответствии со своей новой “аудиторией” — в литературном языке появляются просторечия, а также, что особенно интересно, элементы бюрократического языка. Например, те же аббревиатуры весьма органично втягиваются в литературу. Чтобы это понять, достаточно открыть Маяковского…

Дефис — дороже ижицы

Постперестроечный период — время, когда русскую орфографию чуть ли не разрывали на части — одни лингвисты предлагали еще больше систематизировать орфографию советскую, другие ратовали за возвращение ижицы и твердых знаков на конце слова. Но в итоге официальная орфография сильных видоизменений так и не претерпела. Хотя некоторые моменты в современных школьных учебниках русского языка и рассматриваются по-другому.

— Нововведения последнего десятилетия — это скорее уточнения. Например, если в начале девяностых сочетание “молодец молодцом” мы писали раздельно, то сейчас в альма-матер учат ставить между ними дефис, — объясняет Мария Захарова.

…К слову, присматриваться к новым деталям в учебниках русского языка все же стоит: периодически там появляются новые правила. Язык ведь все-таки живой организм. Правда, наибольшая часть изменений касается лексики — тут сумбур вносят иностранные заимствования.

— Заменять русские слова заимствованиями из иностранных языков — это наша национальная черта! Еще во времена Петра I привычка употреблять заморские слова стала модной среди молодых дворян — в те времена владение языками было практически синонимом успеха. Подобный стереотип существует и в наше время. Если человек часто употребляет такие слова, как “дресс-код”, “риелтор”, “пиарщик”, он показывает свое знание английского — такая вот национальная особенность.

Буква преткновения

Пожалуй, одним из самых больных вопросов “новейшей орфографии” остается использование буквы “ё”. Никаким репрессивным мерам обладательница двух точек наверху не подвергалась — никто ее не отменял, да и в школьных учебниках по русскому языку она по-прежнему употребляется. Вот только используется все реже — в прессе “е” с точками заменяется обычной “е”, даже на стандартной раскладке компьютерной клавиатуры клавиша с “ё” отброшена в крайний левый угол…

— Это обычное русское разгильдяйство! — считает ярый борец за права буквы “ё” писатель Виктор Чумаков, — просто людям лень поставить две точки над буквой, поэтому эта частичка русского алфавита бывает незаслуженно обижена.
По мнению Виктора Чумакова, игнорировать “ё” — чистой воды преступление перед родным языком, ведь эту букву использовали в своих произведениях Пушкин, Лермонтов и другие русские классики.

Аффтар жжот по-русски?

“Превед, красавчег!” — такое странное словосочетание не встретишь ни в одном орфографическом словаре, зато страницы интернет–порталов пестрят странными словами, отдаленно напоминающими фонетическую транскрипцию…

Но нет, к науке о русском языке так называемый язык “падонков” не имеет никакого отношения. Нарочито исковерканные слова — это современный интернет-диалект, сетевая орфографическая субкультура. Пожалуй, это действительно самая свежая форма русского языка — пусть и неформальная. “Олбанский язык”, как его еще называют, обрел популярность в 2000 году. Администратор сетевого ресурса, петербуржец Дмитрий Соколовский, более известный в сети как “Удафф”, вообще-то человек очень грамотный. А рассказы на языке “падонков” он начал писать из интереса — это было что-то новое. “Удафф” никак не ожидал, что совсем скоро необычное наречие подхватят миллионы “юзеров”.

— Какие-то модные выражения, типа “аффтар жжот”, подхватывались и выносились в массы. Теперь “олбанский” язык — неотъемлемая часть нашей жизни — это не дитя одного автора, он появился благодаря народному творчеству.

…Так весело исковерканный русский язык стал практически официальным “лэнгвичем” Интернета.

— Даже представить себе не мог, что так будет. Язык — это не цель создания сайта и тем более не его смысл. Это всего лишь один из инструментов, которыми пользуются “падонки”. Но, как известно, подростки и молодежь всегда моментально цепляются за что-то новое и необычное, — удивляется “Кирилл и Мефодий” XXI века.

Понятно, что такое явление, как “олбанский” язык, очень трудно охарактеризовать с научной точки зрения. Изучением “сетевых диалектов” лингвисты занимаются недавно. Пока ясно, что это — очередной эксперимент с языком. Собственно, наш язык постоянно переживает на себе последствия различных экспериментов.

Конечно, язык “падонков” — никакой не раздел русской орфографии, да и вряд ли столь неформальному наречию придадут какой-то статус. Что не мешает любителям виртуального общения (самых разных, кстати, возрастов) вовсю строчить сообщения на странном русском — “Превед! Што ты сийчазс делаиш?” — разлетаются пальцы по компьютерной клавиатуре…

В соавторстве с Еленой Бабаян

http://www.mk.ru/daily/12706.html

Облако меток
Категории статей